Меню Закрыть

 «Ваш мозг реально необходим?» – исследуя гидроцефалию

 

Существуют научные публикации, сообщающие крайне странные вещи – о людях, живущих почти без мозга.

Lewin 1980 «Is Your Brain Realy Necessary?».pdf – статья о неврологе Лорбере, исследовавшем 600 случаев гидроцефалии.

Life without a brain_ 2019.pdf – статья про лабораторных мышей, показывает, что тема актуальна, и нейропластичность мозга пока мало исследована.

Из относительно свежих случаев с гидроцефалией – опубликованный в Ланцете в 2007 случай про офисного клерка с IQ 75. Brain of a white-collar worker.  Dr Lionel Feuillet, MD, Henry Dufour, PhD, Jean Pelletier, PhD. The Lancet Journal. July 21, 2007. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(07)61127-1

Это не бульварная пресса, а факты, объяснить которые можно только пытаться. Но факт остается фактом – где все нейросети? Для вполне функциональной жизни достаточно остатков (каких-то порой 30% и менее оставшегося мозга)?

На фото справа – мозг больного гидроцефалией (из снимков Лорбера), слева – мозг в норме. Черные области – это желудочки мозга. Таким образом, весь черный фон на снимке справа – это пространство мозга, заполненное не нейронами, а ликвором – цереброспинальной жидкостью, циркулирующей в резервуарах (желудочках) мозга. Как это случилось? В силу каких-то причин (например, инфекций) жидкость, циркулирующая по каналам и желудочкам, начала давить на стенки желудочков, отчего те начинают расширяться,а жидкости становится все больше. Нейроны, близлежащие к желудочкам, начинают притесняться, их связи (аксоны) рвутся, и в конечном итоге утилизируются, а желудочки с избытком ликвора, все разрастаются и разрастаются, напирая на следующие нейроны.  В случае, когда гидроцефалия начинается с рождения, она приводит к сильному увеличению размеров черепа.

В своей статье Левин рассказывает о британском неврологе Джоне Лорбере, который сделал доклад на конференции с вызывающим названием «Так ли уж ваш мозг реально необходим?». За этим шутовским названием, он сообщал, что, изучив множество людей с запущенной гидроцефалией, он обнаружил, что МРТ сканы их мозга предполагают куда меньшую их функциональность, чем они в реальности демонстрируют, ведя иногда вполне обычный образ жизни, пока обратившись в клинику с какой-нибудь проблемой, не обнаруживают, что мозга-то у них, оказывается, почти и нет.

Один коллега, университетский врач, направил к Лорберу студента математического факультета, с IQ 126, вполне социально адекватного. Направил исследовательского любопытства ради, поскольку обратил внимание на увеличенные размеры головы студента, а Лорбер как раз занимался гидроцефалией. Сделав МРТ, Лорбер обнаружил, что вместо стандартных 4-5 см мозговой ткани между желудочками мозга и поверхностью коры, у того наличествует только тонкий слой, измеримый в 1 мм или около того. Череп студента был полностью заполнен цереброспинальной жидкостью.

Такое положение дел,по всем неврологическим стандартам, должно было бы драматично сказаться на физическом и психическом состоянии человека –головные боли, параличи, эпилепсия, потеря зрения, слуха, чувствительности, ментальные нарушения. Лорбер активно делился обнаруженными фактами с коллегами. «Отчеты о подобных случаях попадались в медицинской литературе – высказался Patrick Wall, professor of anatomy at Universoty College, London, – но важная вещь в случае Лорбера в том, что он сделал большую серию МРТ сканов, а не делился анекдотами. Он скопил значительное количество данных. И как же мы объясним это?». С этими трудностями Лорбер и выступил перед коллегами.

В своем госпитале в Шеффилде Лорбер сделал сканы 600 пациентов с гидроцефалией. Он поделил этих субъектов на категории:

  1. С минимальным расширением желудочков
  2. Те, у кого желудочки заполнили 50-70% внутричерепного пространства
  3. Те, у кого желудочки заполнили 70-90% внутричерепного пространства
  4. Те, у кого желудочки заполнили 95%внутричерепного пространства

Многие из индивидуумов последней группы, статистически составляющей менее чем 10% от всего числа обследованных с гидроцефалией, были сильно инвалидизированы. Но половина из них имела IQ выше 100. Эта группа, составила самые впечатляющие примеры нормального функционирования вопреки всем законам.

Лорбер также сообщает, что второй интересной особенностью его наблюдений было, что только лишь меньшинство пациентов с несимметричной гидроцефалией, коих он наблюдал более 50 человек, имевшие расширенный желудочек только с одной стороны, обнаруживали ожидаемый паралич и спастичность на противоположной стороне тела. Что было ожидаемо, т.к. наше левое полушарие работает на правую сторону тела, а правое на левую. И что еще более сбивало столку, один пациент с сильно расширенным желудочком имел спастичный паралич на той же стороне тела. Это противоречит всему, что мы изучали в медицинской школе – заключает Лорбер.

Неврологи выдвинули предположения, что само серое вещество (тело нейрона) сохранно, и нейроны просто плотнее вжались друг в друга, сократилось большей частью белое вещество или и вовсе утилизировалась лишь глия (межклеточное вещество, упаковка клеток) (Fred Epstein). Но на некоторых снимках видно как серое, так и белое вещество – дело только в том, что его совсем мало и оно притеснено к стенкам черепа.

Остается вопрос – насколько претерпевает редукцию белое вещество? А это и есть аксоны (лапки нейронов, которыми они связываются друг с другом через синапсы). Разве резонно звучит объяснение, что связи между нейронами пропали, но все в порядке, т. к. сами нейроны (серое вещество) не так радикально сократились в количестве. Разве не в связях между нейронами и видится весь функционал? Все современные нейрокогнитивные концепции о работе сознания только и базируются на этой теории работы сетей. Причем важны именно разные связи между нейронами. Если рвутся одни связи, но сохраняются другие, это не может не сказаться на психических и сенсорных процессах.

Следующим удивительным открытием было восстановление после операции шунтирования. У детей, докладывал Лорбер, после установки шунта, происходит регенерация субстанции мозга, даже в тех случаях, когда до операции ткани мозга исчезли почти полностью. Как объяснить, что едва сохранившийся малый % вещества мозга на снимках, потерявшего (как можно полагать) большинство связей, после откачки жидкости, снова обретает нормальную структуру?

Возражающий Лорберу в те 1980-е, Эпштейн высказал предположение, что восстанавливается лишь глия, а все остальное и оставалось сохранным. Но могут ли клетки так ужаться (по теории Эпштейна), чтобы 100% клеток создавали впечатление лишь 10% остатков мозга? А что же отсутствие самой глии, которая осуществляет гомеостаз, обеспечивает метаболические процессы нейронов, формируют миелин для обмотки аксонов для обеспечения передачи нервных импульсов… выходит никак не сказывается на хотя бы скорости мышления? Как выходит, что пациенты оказываются IQ сохранны, не проявляют каких-либо психических отклонений?

По одной из версий – большая сохранность функций при гидроцефалии, происходит в случае, если процесс расширения желудочков протекал не скоротечно, а растянулся на многие годы. Но механизм этого процесса требует пояснения. Как реализуется эта перестройка, чтобы функции реализовывались на совсем другом основании субстрата (все более сокращающегося, или даже ужимающегося и лишающегося глии)?

Глядя на эти сканы, удивляешься, как же люди вообще живы и сохраняют функциональность, а не впали в вегетативное состояние? Почему на здоровье одних пациентов гидроцефалия оказала существенное влияние (ухудшение зрения, слуха, моторики в целом, параличи, эпилепсия, недержания, потеря памяти, психические изменения и т.п.), а другие так бы ничего и не заметили, если бы им не сделали МРТ? Или как в случае с клерком, который заметил лишь слабость в левой ноге, причем исчезнувшую после шунтирования, но потом несколько вернувшуюся снова…

Как люди видят с остатками зрительной коры, слышат с остатками слуховой, движутся и чувствуют с остатками моторной и сенсорной, осознают с остатками лобной, и вообще связно воспринимают свое тело, внешний мир, сохраняют память… когда от нормального (связного всеми областями между собой) мозга – у них остаток вещества, притесненного к стенкам черепа?

Из этого, конечно, не следует, что мозг не нужен и сознание полностью нематериально (кто рискнет себе вынуть мозг из черепа?), но, по меньшей мере это намекает на то, что сознание вообще устроено по-другому, возможно, как предлагал К. Прибрам, по типу голограммы, пока трудно помыслить как [http://empiros.ru/soznanie-i-mozg-atman/]. Остается только прибегать к термину «нейропластичность», за невозможностью добавить что-то по существу.

 

Ольга Атман, 2018.

Поделиться ссылкой: